ДВИЖЕНИЕ КАК КОНСТАНТА. 14/V - 29/VI/2014

Художник Алексей Балмасов – человек по-своему удивительный и даже уникальный. Обстоятельства его жизни и его творчество идут параллельно, почти не пересекаясь. Сегодня живя практически в отрыве от того, что называют цивилизацией, вне художественной среды, он творчески необыкновенно активен, находясь в постоянном созидательном движении. Впрочем, возможно, именно этот «отрыв от цивилизации» и дает художнику возможность сосредоточиться на творчестве. Его внутренний мир, вероятно, настолько наполнен, что каждым своим циклом работ он удивляет, постоянно оставаясь интересным внимательному зрителю.

Поэт сказал: «каждый пишет, как он дышит»… Алексей Балмасов дышит провинциальным воздухом родного города Верещагино, но пишет и рисует то, что не имеет местной или временной прописки. Обращаясь к вечным темам, работая так, словно  не двадцать первый век за окном, художник решает свои пластические задачи. Как правило, это те задачи, которые ставили и решали художники и сто лет назад и, по большому счету столько, сколько существует искусство.

Работы Алексея Балмасова, представленные в новой экспозиции галереи «Марис-АРТ», стилистически чрезвычайно многообразны. Создается впечатление, что ему все равно, в какой манере работать. Угадываются традиции искусства примитива, элементы кубизма, фовизма, экспрессионизма, абстракции… Словом, весь арсенал живописного авангарда в творческом осмыслении автора становится отражением подвижности его приемов. Многообразие приемов, большинство которых отличаются убедительностью и определенным изяществом, находятся в соответствии пластическим и смысловым образным решениям живописно-графических листов.

Воссоздание образа мира и человека на плоскости всегда побуждало творцов искать адекватные способы его отражения. Балмасов – художник-график. Линия, ритмы, свет и тень в его листах графической природы. Форма, выразительность пластики становятся главными элементами новой серии работ благодаря активному использованию цвета. Соединение живописных и графических приемов открывает множество новых возможностей. Артистически сочетая эти средства художник превращает обыденное в вечное, а вечное в прекрасное. Это вечно прекрасное – то, что видит каждый и видел много раз: пейзаж, натюрморт, девушка. Казалось бы, один и тот же повторяющийся мотив – дома и деревья, крупно взятая фигура, множество различных ваз и фруктов… Форма каждого из объектов, эмоционально заряжена цветом, одухотворена.

С одной стороны, названия работ намеренно неприхотливы: «Пейзаж», «Пейзаж с черным псом», «Пейзаж в серых тонах», «Ночь», «Две вазы», «Натюрморт с тремя грушами», «Натюрморт с четырьмя грушами», «Семь яблок», «Девушка с цветком», «Грустная девушка», «Девушка с сигаретой», «Ева» и т.д. С другой стороны – пейзаж у Балмасова это не столько пространство, сколько изменчивая форма, пластическое и эмоциональное многообразие которой бесконечно. Стилистические приемы превращают изображения что девушек-моделей, что натюрморты в своеобразную интеллектуально-пластическую игру в ассоциации и аллюзии. «Композиция в серых тонах» представляет девушку как часть натюрморта, три варианта работы «Девушка освещенная солнцем» только названием напоминают классическое произведение, сам же строй этих композиций  –  не лишенные иронии, многообразные пластические и цветовые экзерсисы.

Изысканно прихотливая графическая манера прежнего Балмасова в серии листов 2013-2014 годов становится простой до кажущейся примитивности, а к рисовальным приемам добавляется цвет. Цвет у него, как правило, это акцент формы. Казалось бы, небрежными, словно случайными пятнами цвета, мастер усиливает форму, придает ей характер и смысл, обостряя пластическое движение. Целая галерея девушек, циклы деревьев, домов, ваз, фруктов лишены повторов и банальностей. В них бесконечное множество настроений и состояний – грусть, задумчивость, серьёзность и авторская ироничность. Каждый раз это становится открытием Мира и Человека, потому движение у Балмасова – его творческая константа. Это открытие делается через изысканно простую пластическую выразительность. Его произведения невозможно описать, в них приходится всматриваться особым остраненным (от «странным») взглядом, вчувствоваться… Только тогда за кажущейся небрежной простотой начинают приоткрываться вечные темы, как вечные смыслы жизни. Это подобно тому, как изображения народных «примитивов» за простотой скрывают точно отобранные жизненные смыслы и ценности значимые во все времена.

Работы Алексея Балмасова, с одной стороны, кажутся отстраненными, иногда холодновато-рациональными, с другой – наполнены чувственностью. Эмоциональность создается композиционной приближенностью и живописной фактурой, которая словно «встраивается» в графическую конструкцию. Цвет ведет себя более чем непредсказуемо: пятна краски могут топорщиться мазками, плавиться потеками или самим живописным месивом создавать форму, «вкусно» перетекая по поверхности предметов. Фактурная подвижность активизирует цветовые сочетания, которые подобно живым существам, могут изнывать от тоски, даже впадать в отчаяние, оживать сочными бликами или жарко гореть контрастами. В сочетании с кажущейся простотой формы все это придает изображениям значение своеобразного «кода для посвященных».

Бесконечно многообразие миров Алексея Балмасова таит одновременно простоту и фантастичность. Легко узнаваемые мотивы и образы у него лишены обыденности, в них статика сочетается с подвижностью, легкость с основательностью, а серьёзность уживается с иронией. Пластическая маэстрия его приемов делает его произведения всегда интересными, приоткрывающими важные смыслы и тайны.

Ольга Клименская, искусствовед